Они не просто ждут когда мы вернемся. Они реально помогают нашему возвращению

Меня попросили рассказать об этих деньгах.
Нет, не о сумме. И конечно не о именах тех, кто их дал.
Просили сказать, что эти деньги оттуда. С оккупированных территорий.
Это не единичный случай. Таких случаев много.
Иногда эти случаи трогают, иногда рвут за живое.
Я никогда не забуду буржуйки, которые делали в Макеевке, а потом через сепарские блокпосты везли нам. Как то договаривались, что то платили. Не знаю. Знаю, что рисковали жизнью.
Очень часто люди ищут способы передать деньги из Донецка и Луганска.
У нас есть люди которые потеряли дом, но очень и очень сильно помогают здесь.
За год, со многими из них мы стали как родственники.
Я не знаю, как у других волонтеров, но нашей группе везет на хороших людей с Донбасса.
И на не с Донбасса тоже. Как ни странно, но нам плохие не попадаются. Даже в самых говенных ситуацих и самой жопе, мы встречаем хороших людей. Время такое.
когда проявляется все самое... Но вот нам везет на хорошее. 
А кто то, скорее всего огребает плохое. Знать судьба такая.
Но иногда, когда жители оккупированных территорий, по скудоумию, или по сущности своей, в очередной раз чего нибудь чудят такое, что на голову не одевается, от критично резких оценок, меня удерживают именно те, кто по ряду причин не смог выехать. и они не просто ждут когда мы вернемся. Они реально помогают нашему возвращению.
И когда они спрашивают по телефону чем еще можно помочь, я прошу об одном - берегите себя.

Помочь деньгами

Вход