Пожалуй, за это время у меня изменился приоритет в получении информации.

donik
К сожалению (или к счастью), я до сих пор больше доверяю словам ротных, комбатов и комбригов, а не клеркам из МО. К сожалению, потому что за два с небольшим года, в риторике этих самых клерков подающих бумаги на стол министра и с бумажек зачитывающих свои успехи для журналистов, ничего не изменилось. Все та же победная риторика, все те же победы. Все так же все хорошо, все есть, а вы, гражданские, всеврете.
Пожалуй за это время у меня изменился приоритет в получении информации. Если в начале войны, правду можно было узнать от рядового состава, а сохранность волонтерки гарантированно была на уровне до командира роты (за редким исключением), то сейчас все по другому. Да, мы и сейчас помогаем отдельным бойцам и небольшим подразделениям. Если мы знаем этих людей и достоверно знаем где и в каких условиях они находятся. У каждого волонтера уже сформировался круг доверенных бойцов в несколько сотен человек. Которых знают давно и которым верят на все 100.
Но все таки общую объективную картину по подразделению, знают только командиры этих подразделений. Они же подписывают акты, они же принимают ответственность за сохраность.
За два года люди прошли через жесткую систему фильтров. И каждый из нас знает о командирах подшефных подразделений, пожалуй больше, чем они сами этого бы хотели.
И поэтому когда мне командир бригады говорит "у меня сейчас жопа" или "с формой грустненько", я верю ему. Потому что знаю, что именно он называет "жопой", и что такое у другого "грустненько".
Я так же знаю, что срок службы формы в земле на передке без стирки 3-4 недели. И я так же знаю, что ее не списывают и не меняют несмотря на уверения. Я так же знаю, что к примеру раньше бригада стояла на фермах и в поселках, а даже те, кто стояли в полях имели возможность запитаться от линий электропередач, а сейчас бригада полностью в полях, и на каждый блиндаж/опорник, хотя бы для зарядки раций, телефонов и аккумуляторов нужен генератор. И я так же знаю, что механики и ремонтники не обеспечены государством рабочей одеждой. А когда мне комбраг пишет что нужны носки на 130 человек, то я знаю, что они им реально нужны. Не потому что мало получают. А потому, что артдивизионы месяцами кочуют по полям где их негде купить. А пехотинцу с шахты до ближайшего отделения новой почты почти 40 км. А до сельского магазина 20. Но туда еще нужно попасть.
Я знаю, что у нас сейчас по ряду статей в бюджете МО недофинансирование на уровне 40%.
Но об этом с неохотой говорят. Неприятно слышать, что мы нищее государство, до сих пор зависящее от траншов МВФ. Но это правда. И в ближайшее время это не изменится. Как бы не хотелось.
А еще у нас есть депутаты, типа Черноволов, Винников и Пашинских, в комиссиях отвечающих за армию. И именно они рубят финансирование армии и пытаются "экономить" в угоду своим производителям на тех вещах, на которых экономить нельзя.
И да, качество формы и берц на момент запуска пиксельки и талановских берц, когда не было ничего, кроме пластмассового дубка и кирзовых ботинок с подбитыми гвоздями подошвами и каблуками, был приемлем. Но время идет. Сейчас и нам и бойцам есть с чем сравнивать. И мы хотим для людей которые воюют, защищая наш мирный сон, пусть не лучшего, но хотя бы человеческих условий на передовой.

Помочь деньгами

Вход